Мусульманская Испания и арабизмы в испанском языке

Мусульманская Испания и арабизмы в испанском языке

Часть стены Альгамбры

Наконец-то можно поговорить о моем любимом периоде в истории Испании – периоде владычества мусульман на территории Пиренейского полуострова.

Почему любимом? Потому что этот период овеян для меня некой особой загадочной дымкой. Может быть еще в детстве меня сильно впечатлили “Сказки тысячи и одной ночи”? С другой стороны, мне интересен этот период, потому что “Лучше осведомленным обитателям грубых христианских королевств и герцогств Западной Европы было известно, что к югу от Пиренеев лежит страна более высокой культуры, где люди среди роскоши наслаждаются музыкой и поэзией… Самый сухой ученый-историк не может оставаться равнодушным, говоря о мусульманской Испании. Здесь вступила в Европу восточная культура – и оставила после себя великолепные архитектурные памятники. Испания представляет собой прекрасный образец тесного контакта различных культур…*”

 

Началось всё в 710 году, когда на берег рядом с местечком Тарифа высадились мусульманские воины под предводительством Тарика. Название Gibraltar, как и Tarifa, кстати происходит от его имени – geber (гора), а tar – от Tarik.

Правильнее говорит о мусульманских завоевателях, потому что в Испании пришли не только собственно арабы, но и берберы (племена, обитавшие на севере Африки), которых до этого завоевали арабы, и которые вынуждены были принять ислам.

Небольшое отступление, чтобы рассказать вам парочку легенд в тему нашего разговора.

В первой хронике короля Альфонса X (La Primera crónica general de Alfonso X) рассказывается о закрытом толедском дворце под названием La casa de Hércules. Когда на трон взошел висиготский король Родерик, вассалы предложили ему повесить новые замки на la casa de Hércules. Так делали все короли до Родерика. Но Родерик решил проявить оригинальность и вместо того, чтобы повесить замки, он приказал все замки сорвать. Он самолично вошел во дворец и нашел там сундук (el arca). В сундуке обнаружилась ткань с арабскими письменами, которые поведали Родрику, что тот, кто проникнет в этот дворец, будет побежден в войне с людьми, изображенными на этой материи (то есть арабами). Так всё и получилось.

И есть еще легенда о короле Юлиане (Don Julián), правители Сеуты, и его дочери, прекрасной Флоринде.

 

[…]
Florinda perdió su flor*,
el rey quedó arrepentido
y obligada toda España
por el gusto de Rodrigo.
Si dicen quién de los dos
la mayor culpa ha tenido
digan los hombres: la Cava,
y las mujeres: Rodrigo.

(de Romancero general)

*perder su flor – это, как можно догадаться, эвфемизм для “потерять девственность”

Они гостили в Толедо по приглашению всё того же короля Родерика (el rey Rodrigo). Как обычно случается в легендах, Родерик влюбился в прекрасную Флоринду, а она – в отважного Родерика. Но одной плотской любовью тут не ограничилось, что привело короля Юлиана в ярость. Он решил отомстить Родерику и помог арабам переправиться через Гибралтар и разбить Родерика в 711 году у реки Гуадалете.

Комментарий от читательницы Нины Мурашко: “Говорят, что вестготский король Дон Родриго, увидев из окон башни купающуюся в реке Флоринду Ла Кава, силой овладел девушкой. Отец Флоринды, губернатор Сеуты, узнал о позоре дочери и решил отомстить. Когда король потребовал у него прислать соколов дляохоты, губернатор пообещал прислать таких злых и яростных соколов, которых в Толедо еще не видели. И призвал на Испанию мавров. Эта история обошлась Толедо в четыре столетия мавританского владычества, однако исполнители баллад все равно жалеют Дона Родриго. По одной легенде, он бежал и стал отшельником, по другой – пал на поле боя. Есть красивая поэма неизвестного автора о поражении Дона Родриго:

Las huestes de don Rodrigo
desmayaban y huían
cuando en la octava batalla
sus enemigos vencían.
Rodrigo deja sus tiendas
y del real se salía,
solo va el desventurado,
sin ninguna compañía:
el caballo de cansado
ya moverse no podía,
camina por donde quiere
que no le estorba la vía… Поэма длинная и красивая. А Родриго выглядел вот так …

donrodrigo

Почитать по-испански эту легенду можно например здесь.

Арабам и берберам понадобилось всего 7 лет, чтобы покорить себе весь полуостров. По окончании этих семи лет, в 718 году на Пиренейском полуострове появилось государство Al-Andaluz.

Завоевав Пиренейским полуостров арабы двинулись дальше не север. Но быстро откатились назад, встретив серьезный отпор в лице франков при Пуатье.

Только на севере полуострова, в Астурии, остались не завоеванные территории. И именно оттуда началась Реконкиста, то есть отвоевание.Таким образом на много веков Пиренейский полуостров разделился на 2 части: ⅔ занимал Al-Andaluz, и ⅓ Астурия + район Кантабрийских Кордильер. Реконкиста продолжалась вплоть до 1492 года, когда последний халифат, Гранадский, прекратил свое существование и сдался на милость los reyes católicos.

Как выглядела жизнь в al-Andaluz

Сначала столицей была Севилья (вместо висиготского Толедо). Но уже в 717 году главным городом ал-Андалуса стала Кордова, которая размещалась аккурат в центре страны.

“Мусульманские Кордова, Толедо, Севилья являли почти такое же смешение народов и языков, как и крупные города мусульманского Востока — Багдад, Александрия, Басра. В центре города, близ дворца эмира или халифа были не менее пышные дворцы служилой и военной знати — арабов, берберов или потомков испанских христиан. Именно в эпоху власти мусульман сложился традиционный тип испанского дома — с небольшими наружными окнами, с центральным двором «патио», окруженным колоннадой и заросшим пальмами и цветами. Посреди двора непременно был бассейн с фонтаном, как в знаменитом «львином дворике» Альхамбры.

Иноверцы жили в отдельных кварталах, окруженных крепкими стонами и запиравшихся на ночь. А в предместьях и на рынках ремесленники трудились над прославленными на весь мир клинками толедской стали и изделиями из кожи (этот традиционный промысел сохранился ныне в Марокко).

В Кордову и другие города арабской Испании стремились не только послы иноземных государств, но и купцы и ученые, разносившие повсюду вести о «преславном граде Кордове», как писала саксонская монахиня, автор стихотворных мистерий и эпических поэм, Хротсвита (X в.). Распространяются легенды о мудрости и учености мавров, истоком которых были в большей степени переводы с арабского научных сочинений, особенно с XII века, когда на латинский язык был переведен знаменитый «Канон врачебной науки» Ибн Сины (Авиценны; 980—1037). Получила широкую известность и андалусская музыка, особенно после того, как в Кордову прибыл талантливый музыкант Зирьяб, ученик прославленного Исхака Мосульского, придворного музыканта багдадских халифов.”**

“Земледелие в ал-Андалусе было почти исключительно богарным – единственная возможность для центрального плато. Зато на юге можно было использовать ирригацию. Орошение не было изобретено арабами, но, кажется, значительно усовершенствовано ими; возможно, что они принесли с востока иную оросительную технику. Более высокий уровень сельскохозяйственной техники позволил освоить новые культуры. Мусульмане, как полагают, привезли в Испанию не только апельсины, но еще и некоторые сорта фруктов и овощей, но также рис, хлопок и сахарный тростник… Здесь было много полезных ископаемых, которые, вероятно, разрабатывались так же, как в римские времена…

Можно предположить, что особый вклад ислама следует искать в сфере развития городов и городской жизни. Ислам всегда был прежде всего религией горожан, а не крестьян, он возник в Мекке, оживленном торговом и финансовом центре. И хотя караваны мекканских купцов проходили по пустыням Аравии, эта религия была мало связана с пустыней, а жители пустынь редко бывали ревностными мусульманами. Еще меньше (если это возможно) увязывалась она с крестьянским укладом жизни. Одним из признаков этого может служить мусульманский календарь – из двенадцати лунных месяцев, т.е. 354 дней; ни одно крестьянская религия не выдержала бы такого календаря даже год…

И хотя демократических институтов арабы не вводили, они, казалось, все же поощряли самосознание горожанина. Порядок строго поддерживался. Специальные чиновники наблюдали за рынками, не допуская мошенничеств… Постоялые дворы принимали под свой кров странствующих купцов и их товары. Таким образом, наличествовали материальные и экономические основы городов. Мусульмане предоставляли городам и возможности для развития литературы, музыки и прочих видов творческой и духовной деятельности…”

В арабской Испании был высокий уровень экономической жизни и культуры. В Кордове и Гранаде проживало по 500 000 человек, в Севилье – 400 000. По тогдашним меркам – мегаполисы.

“Возможно, что основной причиной благоденствия ал-Андалуса было поощрение торговли, вытекавшее из общемусульманской системы взглядов…

Городские ремесла, естественно, прежде всего призваны были удовлетворить нужны местного населения, но в связи с ростом благосостояния и развитием торговли возникает внутренний и зарубежный спрос на предметы роскоши. Кроме наследственных ремесел и техники мастерства разрабатываются новые. Ал-Андалус получает известность благодаря своим великолепным тканям; он поставляет также меха и керамические изделия.

Интересно отметить, что общая картина влияния мусульманской экономики на Испанию подтверждается изучением арабских заимствований в современном испанском языке. Число их весьма велико, но особенно важно отметить сферы применения этой лексики. Многие из этих слов связаны с торговлей и относящейся к ней деятельности: с путешествиями, мерами, весами, поддержанием порядка на рынке и вообще в городе.”

Кто жил в ал-Андалусе?

Во-первых, берберы, самая многочисленная группа. Хотя берберы и были мусульманами, но арабы их за “своих” не считали, чем вызывали у последних все нарастающее недовольство.

Арабы, составлявшие лишь малую часть населения ал-Андалуса, сообщили определенную окраску всей цивилизации…Арабы отличались необычайной уверенностью в своих силах, верой в себя. Именно это в сочетании с их экономическим превосходством – а они владели богатейшими землями в стране – вызывало у прочих обитателей страны восхищение ими и желание им подражать. Поначалу неарабы, обратившиеся в мусульманство, становились клиентами арабских племен и часто принимали родословную своего патрона. Со временем факт фиктивности такой родословной забывался и клиент начинал выдавать себя за чистокровного араба…. Не так уж вероятно, что первые арабы – завоеватели принесли с собой высокую культуру. Но что гораздо более важно, они принесли живую связь с арабоязычными странами Ближнего Востока, чьи культурные достижения они таким образом могли использовать.”

В-третьих, были христиане, принявшие ислам. Они назывались muladíes (муваллады, в русской траскрипции), что значит “тот, кто не является чистым арабом”. “Вероятно, основным мотивом перехода в ислам для большей части испанского населения служило то обстоятельство, что эта религия связывалась с более высокой и весьма притягательной цивилизацией, сюда добавлялось и недоверие к христианскому духовенству, которое в представлении народа было связано с непопулярным висиготским правление.” Да и вообще, перейти в ислам было просто выгодно, потому что мусульмане освобождались от налогов, получали социальные привилегии и были частью исламской культуры, которая у всех жителей ал-Андалуса вызывала восхищение.

Но, христиан не обращали насильственно в ислам. Mozárabes (арабизированные) – это христиане, которые не отказались от своей веры и обычаев. “Они не выказывали никакой враждебности к мусульманскому правлению, освоили арабский язык (хотя говорили и на романском диалекте) и переняли многие арабские обычаи. Помимо христиан в основных городах было много иудеев, которые, пострадав при висиготах, активно помогали мусульманскому завоеванию да и позднее вовсе не думали бунтовать.”*

“В 854 г. один из христианских авторов писал так: “Наша христианская молодежь с ее внешним изяществом и хорошо подвешенным языком, с ее искуственными манерами и платьями прославилась познаниями в науках иноверцев. Отравленные арабской риторикой, они жадно хватаются за сочинения халдеев (т.е. мусульман), охотно поглощают их, усердно обсуждают и распространяют сведения о них, восхваляя их со всем красноречием, забывая при этом о красоте литературы церковной. Они с презрением глядят на истоки церкви, берущие начало в раю… Увы! Христиане столько невежественны в собственных законах, латиняне уделяют так мало внимания собственному языку, что во всей христианской общине едва ли найдется один из тысячи, кто сумеет написать письмо, расспросить о здоровье друга, зато есть бесчисленное множество таких, кто будет важно рассуждать на халдейском языке, употребляя сложные риторические фигуры. Они даже могут сочинять стихи, где каждая строчка кончается на одну и ту же букву, и демонстрируют в них бОльшие красоты и бОльшее метрическое мастерство, чем сами иноверцы”.

Приведенный пассаж дает представление, до какой степени христиане ал-Андалуса, даже сохраняя свою религию, прониклись восхищением перед арабской цивилизацией.”
Особое внимание и муваллады и мосарабы уделяли арабскому языку. Поэтому в X века на арабский (!) даже перевели Евангелие, чтобы мосарабы могли им пользоваться.

Но мосарабы были не всем довольны в ал-Андалусе, поэтому начиная со второй половину 9 века они стали эмигрировать в христианские владения. Вот этого я не знала. Я почему-то думала, что арабы чуть ли не пленниками всех держали, а оказывает, пожалуйста, хочешь – уезжай на все четыре стороны.

Следующая группа – иудеи. Как можно предположить, они и при арабах жили обособленно, хотя и принимали участие в интеллектуальной жизни страны. (подробнее в посте про сефардов)

И последняя группа – рабы. Их привозили для службы в армии и во дворце. Постепенно рабы получили свободу и расселились по городам ал-Андалуса.

На отвоеванный в процессе Реконкисты территориях тоже оставались арабы. Принявшие христианство звались moriscos. Не принявшие – mudéjares (в переводе с арабского “тот, кто платит налоги”).

Просвещенное государство

Арабы развивали преподавание, организовывали школы и библиотеки. В самой большой библиотеке насчитывалось 400 000 томов. В Кордове ежегодно переписывалось 16000 – 18000 книг. Это очень много.

Грамотность населения было в разы выше, чем в христианской Европе.

“Все больше становится переводов с арабского языка на латинский. Вначале интерес привлекали сочинения по алхимии, математике, астрономии, медицине и философии, но не была обойдена и арабская художественная проза (правда, это были скорее не переводы, а переложения). Одно из первых таких переложений под названием «Поучение клирикам» составлено принявшим христианство иудеем из Толедо Педро Альфонсо (начало XII в.). Некоторые сюжеты, взятые из «Поучения», вошли в «Декамерон» и в сборник рассказов дидактического содержания под названием «Граф Луканор» Хуана Мануэля (1282—1348), внука короля Фернандо III и племянника короля Альфонсо X Ученого, который основал в Толедо Академию переводчиков по образцу «Дома мудрости», созданного в Багдаде в начале IX века, или «Академии» Карла Великого, «Императора римлян» (742—814). Король, больше всего интересовавшийся историей, составил на кастильском языке «Всеобщую хронику», в которую включил большие отрывки из арабских исторических сочинений, переведенные им самим.

В XIII веке в Толедо были переведены труды великих мусульманских ученых, философов и литераторов ар-Рази (Разес), аль-Фергани (Альфраганус), Ибн Рушда (Аверроэс), Ибн Баджи (Авемпаце), Ибн Туфейля, или иначе Абу Бакра (Абубацер), Ибн Зухра (Авензоар). Почти все из названных здесь ученых и философов были андалусцами, сыгравшими большую роль в развитии прозаической литературы своей родины.”**

 

 

Какие языки сосуществовали в “Испании” в то время

“В течение многих веков Андалусия играла роль передатчика культуры, связующего звена между арабо-мусульманским регионом и Европой. Этому способствовало причудливое смешение языков и наречий в Андалусии. Языком книжной культуры здесь был литературный арабский язык, доступный лишь образованным людям. Как второй литературный язык в Испании продолжал существовать латинский. Очень часто латынью владели и мусульмане местного происхождения.

Параллельно арабскому литературному языку и латыни существовали бытовые разговорные языки — андалусский диалект арабского языка и «романсе» — предок нынешнего испанского языка с его говорами и диалектами. Многие жители Андалусии, особенно крестьяне, не знали даже разговорного арабского диалекта, и когда кто-нибудь из них приезжал в город по торговым или судебным делам, то нуждался в толмаче. Кроме этого, в Андалусии был распространен также берберский язык.

Потомки знатных испанских родов, христиане или испанцы, принявшие ислам, должны были владеть литературным арабским языком, если желали сохранить свое положение. Заложники кордовских эмиров и халифов — дети и юноши из мятежного рода Каси изучали произведения автора любовных и «винных» стихов Абу Нуваса (ок. 762 — ок. 813) и с восторгом слушали предания о героических подвигах чернокожего поэта и воина древней Аравии Антары ибн Шаддада (ок. 565 — ок. 615). В IX веке епископ Альваро Толедский жаловался на то, что образованные молодые люди из знатных христианских семейств не знают латыни, пренебрегают ею и не желают изучать, интересуясь лишь арабским языком и поэзией, знание которых было в то время «престижным» и причислялось к рыцарским добродетелям.”** (эту цитату мы видели выше)

Интересно, что границы между ал-Андалусом и соседскими христианскими королевствами были весьма подвижны, а контакты арабов и христиан постоянны.

Арабы не противились смешанным браком. Таким образом в домах возникала ситуация билингвизма.

Арабизмы в испанском языке

Заимствования из арабского языка наблюдаются в основном в сфере лексики, так как к появлению арабов местный язык уже сложился. Плюс к этому, испанский и арабский принадлежат к разным языковым семьям.

Лингвист Rafael Lapeza насчитал более 4000 арабизмов.

Испанский не заимствовал из арабского ни одной фонемы (проще говоря звука). Но полагают, что арабский мог повлиять на ударение.

Когда вы начнете читать списки слов, вы заметите, что многие слова начинаются с al-. Al – это арабский артикль. Также много случаев формирования слова так: al+латинский корень:

almeja – al + mitulu (lat.) – мидия

alpiste – al + pistu (lat.) – травка такая 

Чтобы указать на происхождение человека, от арабского остался суффикс -í (ceutí, marroquí), также он есть и у некоторых существительных (jabalí – кабан, maravedí, baladí – пустяковый).

В современном испанском языке этот суффикс появляется в этнонимах мусульманского мира:

Bagdad – bagdadí

Iraq – iraquí, los iraquíes

Iran – iraní, los iraníes

Beirut – beirutí

Quwait – quwatí

chií, chiíta – шиит

suní, sunita – суннит

 

Междометия hala (¡hala! использовалось для понукания лошадей), ojalá (букв. если пожелает Аллах), guay, ya также пришли из арабского.

 

Арабский выступал часто как язык посредник. И через него были заимствованы:

из санскрита – ajedrez (шахматы)

из персидского – jazmín, narranja, azul, escarlata

из греческого – arroz, alambique, alquímia, alcázar

 

Большинство заимствований (préstamos) пришло через мосарабов (христиане, не принявшие ислам) и двуязычных мавров и евреев.

 

Арабизмы часто соседствовали со словами латинского происхождения, но при этом арабизмы сейчас составляют часть книжной лексики.

alcázar-palacio

aljofer – perla

alfaquí – sabio doctor

arrayán – mirt

ajorca – brazalete

 

Посмотрите, какая наблюдается интересная тенденция в заимствовании арабских слов: при заимствовании происходит снижение моральной оценки, а иногда даже и вовсе переход к деспективному значению:

alguacil – араб. помощник халифа, эмира = премьер-министр

исп. – начальник округа

XIV в. – (уже) судья

XV – (и вовсе) судейский чиновник

сегодня – низший служащий правосудия – судебный исполнитель

adalid – араб. военачальник, командир, вождь

исп. уничиж. – глава политической партии

alferez – араб. офицер-знаменосец

исп. поручик

Начнем со слов связанных с торговлей, денежными единицами, мерами веса и объема

aduana – таможня

almacén – магазин

almacenar – запасать(ся)

ceca – монетный двор

maravedí – мараведи, денежная единица

arroba – 400 гр, + так говорят о тучных женщинах, + так называется значок @

azumbre (f,m) – мера жидкости (2,16 л)

fanega – мера сыпучих продуктов (5,5 л),

quintal – мера веса (50 кг)

arancel – (таможенная) пошлина

tarifa – тариф

almazara – мельница (жернова) для получения оливкового масла (Вики http://es.wikipedia.org/wiki/Almazara)

 

Военные термины

adalíd – военный начальник, командир, вождь

algérez – офицер-знаменосец, поручик

atalaya – дозорная башня

zaga – арьергард (quedarse a la zaga – отставать)

rebato – набат

tambor – барабан

 

Управление и судопроизводство

alcalde – градоначальник, губернатор

alguacil – судебный исполнитель

albacea – душеприказчик

albala – общ. или частный документ, имеющий нотариальную силу

alboroque – премия, комиссия

alcabala – налог на торговые сделки

 

Сельскохозяйственные термины

acequia – оросительный канал

noria – водокачка

aljibe – цистерна (подземное хранилище воды)

alfalfa – люцерна

algodón – хлопок

alubia – фасоль

chiriría – пастернак

azafrán – шафран

azucar – сахар

zanahoria – морковка

azud – насос, которым выкачивали воду из реки чтобы орошать поля

adelfa – олеандр

alhelí – левкой

arrayan – мирт

azahar – цветок апельсинового дерева

azuzena – белая лилия

alcachofa – артишок

acebuche – дикое оливковое дерево (Кстати, вы знаете, почему оливки по-испански aceitunas?)

jara – ладанник

 

Ремесла и ремесленные издения

albañil – каменщик

alfiler – булавка (no cabe un alfiler – яблоку негде упасть)

jarra (o) – глиняный кувшин

alfarero – гончар

taza – чашка

ataujía – дамаскинаж (насечка золотых, серебряных узоров на стальных изделиях)

 

Населенные пункты, жилища, одежда, дом, утварь

alcázar – дворец

aldea – деревня

arrabal – предместье

alcoba – алькова, спальня

azotea – крыша

azulejo – декоративная плитка

zaguán – сени

almohada – подушка

almibar/jarabe – сироп

albóndiga – тефтеля, клецка

alquería – двор

almunia – огород, хозяйство (granja)

alféizar – наружный подоконник, который препятствует проникновению воды в дом

alarife – прораб

tabique – стена, перегородка

alcantarilla – сточная канава

albañal – сточная канава

alfombra – ковер

zaragüelles – широкие белые штаны (часть национального мужского костюма в Валенсии)

arrope – что-то типа мармелада из сока винограда с добавлением кусочков тыквы, абрикоса, дыни

laúd – лютня

ajedrez – шахматы

azar – везение, удача (los juegos de azar – азартные игры, hacer algo al azar – сделать что-то на авось)

tarea – задание

ajorcas – браслеты

babucha – тапки с открытой пяткой

aljofer – жемчуг

 

Научные и технические термины

aljebra – алгебра

algoritmo – алгоритм

guarismo – арабские цифры и просто цифры

cero – ноль

shifr – пустота

cifra – цифра

alquimia – алхимия

alcohol – алкоголь

alambique – перегонный куб

elixir – эликсир

cénit – зенит

nadir – астрономическое понятие

alfaquí – опытный врач

Aldebarán

 

Арабизмы в топонимике

Больше всего названий населенных пунктов в окрестностях Granada (тоже из арабского) – Almería, Valencia, Alicante, Málaga, Mallorca. А также:

Alcalá

Alcántara (мост)

Alhambra (красный)

Gibraltar (гора тарика)

Mancha (высокогорье)

Guadalajara (каменная река)

Gualdalquivir (большая река)

Guadiana (река Анны)

Guadalupe (волчья река)

Almodovar

Medina (города)

 

Вне категории

azul – голубой

baladí – пустяковый

garrido – нарядный, изящный (фольклор.)

mezquino – бедный, несчастный. Постепенно это слово приобрело уничижительное значение, и если вы услышите Su Gran Mezquindad – это значит “Его Величество Скаредность”.

acicalar(se) – украшать, наряжать, приводить себя в порядок (син. arreglarse)

halagar – хвалить, ласкать

el halago – ласка

 

Отдельно хочется сказать про слово sarraceno – так называли всех мусульман. Слова islam y musulmán появились в европейских языках только в XVII веке. Также мусульман называли moros (в Аликанте проводится ежегодный фестиваль под названием Moros y Cristianos), mahometanos, ismaelitas, agarenos.

А греча по-испански называется el trigo sarraceno – сарацинская пшеница. Так-то ))

*У.М. Уотт, П. Какиа “Мусульманская Испания”. Читать онлайн

**Средневековая андалузская проза. Читать онлайн

 

  • Tere-Tere

    Спасибо за пост! Очень интересно! Я тоже восхишаюсь этим периодом, и этим краем (Андалусией). Да что там! Андалусия – моя любовь. Не пойму, почему это самый бедный регион Испании. Что с ними не так? Вчера прочитала, что почти половину мирового объема оливкого масла производят именно там. Такой потенциал…
    Не поняла про календарь в 354 дня и крестьянскую религию. В чём сложность такого годоисчисления?

    • Ksenia Multilingua

      Настя, про календарь в 354 дня это, конечно, подстава. Потому что я и сама не поняла, в чём собственно, загвоздка. Но, думаю, напишу, может как раз и найдется человек, который объяснит в чем там дело. А параллельно я задала этот вопрос своему папе-историку. И он ответил, что это либо ошибка переводчика, либо сам автор что-то перепутал, потому что мусульмане живут по лунному календарю. А крестьяне-то как раз именно на лунный календарь и ориентируются…
      Короче, я постараюсь найти книжку эту на английском, чтобы посмотреть, что там в оригинале. И если ничего так и не найду, то просто удалю это предложение из поста.

  • Tere-Tere

    Слышала, что снимают продолжение “8 apellidos vascos”? Приключения басконки и андалузца в Каталонии… Мммм… Жду с нетерпением 🙂

  • Ksenia Carvalho

    Ну надо же!