Тест по русской литературе. Проза

Тест по русской литературе. Проза

YeUbCPuxaUo Пройдя тест Акунина, я решила составить свой собственный. Преимущество моего теста в том, что я смогу вам потом сказать, из каких произведений были выбранные мною для проверки наших и ваших знаний кусочки.

Идея теста Акунина в определении автора предлагаемого прозаического пассажа по его, пассажа, стилю.

Я, похоже, угадала только кусочек из Гоголя, и то потому, что я перечитывала “Ночь на хуторе близ Диканьки” буквально в декабре, то есть месяц назад. Все же остальные значительные произведения предлагаемых авторов (кроме Набокова) были прочитаны мною в школе и с тех пор благополучно забыты. Так что неудивительно, что мой результат “в этой жизни Вы прочитали одну (не больше двух) книг и можете преподавать литературу в школе для умственно отсталых кошек и собак” 😉 Итак, приступим. Нижеследующие цитаты взяты из книг Александра Сергеевича Пушкина, Михаила Юрьевича Лермонтова, Льва Николаевича Толстого, Николая Васильевича Гоголя, Ивана Сергеевича Тургенева, Николая Семеновича Лескова, Федора Михайловича Достоевского, Антона Павловича Чехова, Ивана Андреевича Бунина, Михаила Афанасьевича Булкагова и Владимира Владимировича Набокова.

Я, с одной стороны, упростила задание взяв для анализа первые абзацы, а с другой – усложнила, потому что один автор встречается два раза. Угадаете, какой? Ответы, пожалуйста в комментарии)

1. Темнел московский серый зимний день, холодно зажигался газ в фонарях, тепло освещались витрины магазинов — и разгоралась вечерняя, освобождающаяся от дневных дел московская жизнь: гуще и бодрей неслись извозчичьи санки, тяжелей гремели переполненные, ныряющие трамваи, — в сумраке уже видно было, как с шипением сыпались с проводов зеленые звезды — оживленнее спешили по снежным тротуарам мутно чернеющие прохожие…

2. Было тихое летнее утро. Солнце уже довольно высоко стояло на чистом небе; но поля еще блестели росой, из недавно проснувшихся долин веяло душистой свежестью, и в лесу, еще сыром и не шумном, весело распевали ранние птички. На вершине пологого холма, сверху донизу покрытого только что зацветшею рожью, виднелась небольшая деревенька. К этой деревеньке, по узкой проселочной дорожке, шла молодая женщина, в белом кисейном платье, круглой соломенной шляпе и с зонтиком в руке. Казачок издали следовал за ней…

3. На другой день к завтраку подавали очень вкусные пирожки, раков и бараньи котлеты; и пока ели, приходил наверх повар Никанор справиться, что гости желают к обеду. Это был человек среднего роста, с пухлым лицом и маленькими глазами, бритый, и казалось, что усы у него были не бриты, а выщипаны.

4. Мы стояли  в  местечке ***. Жизнь  армейского офицера  известна.  Утром ученье, манеж; обед  у полкового командира или в жидовском трактире; вечером пунш и карты. В ***  не было ни одного открытого дома,  ни одной невесты; мы собирались друг у друга, где, кроме своих мундиров, не видали ничего.

5. Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге;  для него он составляет все. Чем не блестит эта улица – красавица нашей  столицы! Я знаю, что ни один из бледных и чиновных ее жителей  не  променяет  на  все блага Невского проспекта. Не только кто имеет двадцать  пять  лет  от  роду, прекрасные усы  и  удивительно  сшитый  сюртук,  но  даже  тот,  у  кого  на подбородке выскакивают белые волоса и голова гладка, как серебряное блюдо, и тот в восторге от Невского проспекта. А дамы! О, дамам  еще  больше  приятен Невский проспект. Да и кому же  он  не  приятен?

6. На самом краю села Мироносицкого, в сарае старосты Прокофия расположились на ночлег запоздавшие охотники. Их было только двое: ветеринарный врач Иван Иваныч и учитель гимназии Буркин. У Ивана Иваныча была довольно странная, двойная фамилия – Чимша-Гималайский, которая совсем не шла ему, и его во всей губернии звали просто по имени и отчеству; он жил около города на конском заводе и приехал теперь на охоту, чтобы подышать чистым воздухом. Учитель же гимназии Буркин каждое лето гостил у графов П. и в этой местности давно уже был своим человеком.

7. Мы носили траур по матери, которая умерла осенью, и жили всю зиму в деревне, одни с Катей и Соней. Катя была старый друг дома, гувернантка, вынянчившая всех нас, и которую я помнила и любила с тех пор, как себя помнила. Соня была моя меньшая сестра. Мы проводили мрачную и грустную зиму в нашем старом покровском доме. Погода была холодная, ветреная, так что сугробы намело выше окон; окна почти всегда были замерзлы и тусклы, и почти целую зиму мы никуда не ходили и не ездили. Редко кто приезжал к нам; да кто и приезжал, не прибавлял веселья и радости в нашем доме. У всех были печальные лица, все говорили тихо, как будто боясь разбудить кого-то, не смеялись, вздыхали и часто плакали, глядя на меня и в особенности на маленькую Соню в черном платьице…

8. Давно уже отмечено умными людьми, что счастье — как здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда пройдут годы, — как вспоминаешь о счастье, о, как вспоминаешь! Что касается меня, то я, как выяснилось это теперь, был счастлив в 1917 году, зимой. Незабываемый, вьюжный, стремительный год!…

9. Колыбель качается над бездной. Заглушая шепот вдохновенных суеверий, здравый смысл говорит нам, что жизнь — только щель слабого света между двумя идеально черными вечностями. Разницы в их черноте нет никакой, но в бездну преджизненную нам свойственно вглядываться с меньшим смятением, чем в ту, в которой летим со скоростью четырех тысяч пятисот ударов сердца в час. Я знавал, впрочем, чувствительного юношу, страдавшего хронофобией и в отношении к безграничному прошлому.

10. Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя  вещь; оно или служит объяснением цели сочинения,  или  оправданием  и  ответом  на критики. Но обыкновенно  читателям  дела  нет  до  нравственной  цели  и  до журнальных нападок, и потому они не читают предисловий. А жаль, что это так, особенно у нас. Наша публика так еще молода и простодушна, что  не  понимает басни, если в конце ее на находит нравоучения.

11. Мы плыли по Ладожскому озеру от острова Коневца к Валааму [1] и на пути зашли по корабельной надобности в пристань к Кореле. Здесь многие из нас полюбопытствовали сойти на берег и съездили на бодрых чухонских лошадках в пустынный городок. Затем капитан изготовился продолжать путь, и мы снова отплыли.

12. – Сделайте одолжение, милостивый государь, позвольте вас спросить… Прохожий вздрогнул и несколько в испуге взглянул на господина в енотах, приступившего к нему так без обиняков, в восьмом часу вечера, среди улицы. А уж известно, что если один петербургский господин вдруг заговорит на улице о чем-нибудь с другим, совершенно незнакомым ему господином, то другой господин непременно испугается.

  • Светлана

    Гоголь.

    • Ksenia

      В смысле два раза повторяется?
      Нет, не Гоголь

  • Екатерина

    Добрый день, Ксения. Очень занимательный тест, который, правда, продемонстрировал мне мою литературную безграмотность. Знакомы дня меня лишь половина из предложенного списка (произведения Чехова, Пушкина, Тургенева и Лермонтова). Для выполнения теста мне пришел на помощь великий Интернет. Но, как Вы писали в недавних постах, учиться никогда не поздно. Так что это будет для меня возможностью познать новые грани русской литературы и почитать доселе неизвестные произведения.
    Итак, результаты:
    1) Бунин “Чистый понедельник”.
    2) Тургенев “Рудин”.
    3) Чехов “О любви”.
    4) Пушкин “Выстрел”.
    5) Гоголь “Невский проспект”.
    6) Чехов “Человек в футляре”.
    7) Толстой “Семейное счастье”.
    8) Булгаков “Морфий” (про книгу такую не слышала, а вот выражение мне хорошо известно).
    9) Набоков “Другие берега”.
    10) Лермонтов “Герой нашего времени”.
    11) Лесков “Очарованный странник”.
    12) Достоевский “Чужая жена и муж под кроватью”.

    • Ksenia

      Это-то все верно)
      А Вы попробовали сначала сами угадать?

      • Екатерина

        Конечно! Я угадала только “Герой нашего времени” (в школе учили отрывок).

  • Лиза

    Чехов?

    • Ksenia

      Чехов) А какие пассажи его?

  • Набоков
    Бунин
    Пушкин
    Лермонтов
    Гоголь
    Тургенев
    Достоевский
    Булгаков
    Толстой
    Гоголь
    Лесков
    Чехов

  • 3 из 12 верных? При этом я читал 1 2 4 5 6 7 8 10 11, всего 9 из 12

    • Ksenia

      Вот в том то и дело, что крайне сложно распознать автора по стилю!(

      • Лиза

        а я перепутала Набокова с Булгаковым, Гоголь и Пушкин вполне узнаваемы.