О феминизме, эмансипации и книге “Загадка женственности”

О феминизме, эмансипации и книге “Загадка женственности”

feminists

Феминизм* возник в 18 веке в Америке. Впервые требования равноправия были выдвинуты женщинами во время Войны за независимость в США (1775—1783). Первой американской феминистской считают Абигейл Смит Адамс (1744—1818). Она вошла в историю феминизма благодаря своей знаменитой фразе: «Мы не станем подчиняться законам, в принятии которых мы не участвовали, и власти, которая не представляет наших интересов» (1776).
А вот какие формы это движение приняло в Канаде в наши дни:
“Мужчина виноват при любом раскладе. При разводе он лишается прав на детей (за редкими исключениями), хорошо, если не лишат прав видеть детей без надзора, обычно кончается двумя часами в неделю в спец учередении, под спец надзором. У него отбирают его имущество и доход в пользу супруги. Жизнь становится очень тяжелой для мужчины и легкой для женщины.
Там, где феминизм набирает силу, женщины устраивают свою экономическое благополучие без мужчины. Роль мужчины сводится всего лишь к роли племенного быка, с дальнейшим изгнанием мужчины из семьи с сохранением его дохода в своем кармане. В Канаде это обычная практика”. (Полную статью вы можете найти по ссылке)

Вторая волна феминизмы в США началась после публикации книги Feminine Mystique в 1963 году. Книга энное количество раз переиздавалась в Америке, но на русский была переведена только в 90х, и сейчас может быть найдена только в старой книге под названием “Загадка женственности”.

В 1957 году Бетти Фридан должна была провести опрос своих бывших сокурсниц, которым на тот момент было около 35 лет.

Во введении The Feminine Mystique Бетти Фридан описывает “the problem that has no name” – несчастье замужных женщин. Она рассказывает истории нескольких домохозяек из разных штатов США, которые несмотря на наличие мужа, детей и материального комфорта, чувствовали себя несчастными.

В первой главе автор говорит о том, что американская культура настаивает на том, что женщина может самореализоваться (только) в замужестве и занятиях домашним хозяйством.

Во второй главе миссис Фридан рассказывает о том, что во главе женских журналов стоят мужчины и именно они “продвигают” образ счастливой домохозяйки или несчастной и невротичной карьеристки, таким образом создавая миф о “загадке женственности”, суть которого в том, что в женщинах природой заложено посвящать свою жизнь ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей. Автор также отмечает, что в противоположность сказанному выше, в тридцатых годах во время Великой Депрессии эти же журналы развивали образ женщины независимой и уверенной в себе, потому что многие женщины в то время вынуждены были работать.

В третьей главе Фридан вспоминает свой собственный опыт: чтобы соответствовать ожиданиям общества, она оставила свою подающую надежды  карьеру в психологии ради воспитания детей, и показывает, что и другие молодые женщины стояли перед таким же выбором – или работа или муж и дети. Многие даже не заканчивали школу, скорее выходили замуж, потому что боялись, что если им будет слишком много лет или они станут чересчур образованными, они не смогут найти мужа.

Далее автор критикует Фрейда, который говорит, что “the position of women will surely be what it is: in youth an adored darling and in mature years a loved wife” ( положение женщины несомненно останется таким же, каково оно есть сейчас: в юношестве – обожаемая девушка, в более зрелые годы – любимая жена).

Также Фридан указывает, что придуманная Фрейдом и никем пока не доказанная концепция “зависти к пенису” (подробнее для интересующихся) заставила мир называть женщин, которые хотят делать карьеру несчастными невротичками…

Всё, больше не могу переводить)) Если вас заинтересовала эта книга, то вы можете прочитать содержание следующих глав в английской Википедии. Там еще будет о том, что маркетологи также поспособствовали укреплению мифа, что женщине место только дома. Они поощряли мысли женщин о себе как о профессионалах, которым нужны множество специальных продуктов, чтобы выполнять свою работу. Как ловко, да? 😉

А я еще хотела рассказать о слове emancipation and emancipator. С недавних пор я являюсь поклонницей “электронного” музыканта, выступающего под псевдонимом Emancipator. Ну, эмансипатор и эмансипатор, подумала я поначалу. Но потом, так как слово эмансипация ассоциируется у меня исключительно с феминизмом, я решила выяснить, почему же у него такой странный ник. И оказалось, что to emancipate – это “освобождать”. И тогда все становится ясно – emancipator – освободитель (мыслей, чувств, кому как больше нравится)).

*feminism возник от слова female – женщина, девушка; особь женского пола